Как, Вы еще живы? Тогда мы идем к Вам!
И мы познали любовь, которую имеет к нам Бог, и уверовали в нее. Бог есть любовь, и пребывающий в любви пребывает в Боге, и Бог в нем
Иоанн. 4:16


Прежде же всего, братия мои, не клянитесь ни небом, ни землею, и никакою другою клятвою, но да будет у вас «да, да» и «нет, нет», дабы вам не подпасть осуждению.
Иаков. 5:12


...И проклят я отныне и вовеки веков.

Любовь священна и свята, не так ли, дитя мое? Любовь есть Бог, а Бог есть любовь. Любовь возвышает. Любовь толкает к раскаянию. Любовь наставляет на путь истинный, и любящий других прежде окажется в Царствие Божием, нежели любящий себя одного.
Любовь есть свет и тьма, добродетель и грех, наивысшее благо и жесточайшее наказание, которое лишь испытывал на себе человек.
Ради любви люди предают, лгут, обманывают. Ради любви совершаются грехи, в которых раскаиваются ради нее же. Ради любви опускаются в глубины Ада и пробиваются наверх по трупам чужих, а подчас и своих надежд, верований, жизней. Ради любви люди живут – даже тогда, когда, казалось бы, не сделать уже ничего – и умирают – в моменты, когда кажется, что лучше и быть ничего не может,– убивают и оставляют в живых.
Любовь есть жизнь и смерть, высшая мера милосердия и равнодушия.
Ради любви, дитя мое, губят душу – свою и чужую. Но тебе бояться нечего, не опасайся гнева Божия или Геены Огненной, муки адские не грозят тебе – грех наш я беру на себя.

...Каюсь, Господи, ибо грешен я...

Набатом в голове звучит молитва, но не приносит она того успокоения, что приносила раньше. Слова, обращенные к Господу, Отцу нашему, остаются только словами, пустым и ничего не значащим перебором звуков в тишине молельни. В сердце моем лишь один бог, и бог этот есть любовь, но не ему должен я посвящать молитвы и помыслы.
В каком бреду говорю я всё это? Верно, ведомый той же силой, что раз за разом размыкала уста мои и исторгала из груди молитвы – неправедные, греховные, богохульственные молитвы, и я повторял их вновь и вновь, не смея продолжать, но еще больше боясь замолкнуть. Я, упавший столь низко, сколь только мог пасть, еще чего-то боялся.
Я убивал тебя. Медленно, желая, но не имея сил остановиться. Убивал и умирал сам. Сам, не ты губила меня: я поклялся, что грех кровосмесительства будет лишь моим, не коснется тебя, позволив остаться чистой и невинной пред Господом и людьми, не оскверненной порочной страстью и клятвами, навсегда заклеймившими меня.
Я боялся, что ты уйдешь, оставишь в одиночестве, стоит лишь замолчать. Боялся тишины, ведь в ней ты могла прислушаться к голосу разума, а не ослепшего сердца, которое снова и снова бросало в мои объятия, толкало в мою постель и вело к погибели.
Любовь и кровь…
Любовь есть жизнь, она же есть смерть.
читать дальше

@темы: гет, инцест, рассказы, святая инквизиция, смерть персонажа, средневековье